Астрология


ЗАКОНЫ ПРИРОДЫ

И АСТРОНОМИЯ

Причинность и закономерность. Окружающий мир является единственным в своей материальности. Это значит, что в нем нет ничего, кроме материи, не существует никаких потусторонних, сверхъестественных сил, таких, что не зависят от материи и стоят над ней. Принцип материального единства мира - основополагающий принцип материализма.

Из этого принципа выплывает, что любое явление природы должно иметь естественную причину и подчиняться естественным закономерностям. Каждое явление в следствием какого-то другого или каких-то других явлений и в то же время является причиной новых явлений.

Подобно тому как всякая сила, которая предоставляет какому-то телу ускорения, всегда связана с реальным телом, так и всякое изменение в движении материи во всех без исключения случаях имеет материальную причину.

Из этого выплывает фундаментальный вывод о возможности познания мира. Если любое явление имеет только естественные причины и подчиняется только естественным законам, то не могут существовать никаких принципиальных препятствий, которые бы не дали возможность человеку выявить эти причины и выучить их. Другой вопрос: сколько времен для этого понадобится и каких усилий это будет стоить? Но в принципе любое явление может быть познано человеком.

Существование причинно-следственных цепей - одно из наиболее общих свойств окружающего мира. При этом, однако, надо иметь в виду, что последовательное дежурство явлений во времени еще не означает причинно-следственных отношений между ними.

То, что одно явление наступает после другого, еще не доказывает, что второе есть причина первого. Необоснованно поставив такие явления в причинную связь одного с одним без соответствующего изучения их природы, можно прийти к ошибочным выводам, которые почти неминуемо ведут к религиозным толкованиям.

Именно так, например, рождались суеверные представления о небесных знамениях. Если следом за необычным явлением на небе происходила какая-то беда: эпидемия, землетрясение, наводнение, ураган, то такое совпадение набирало в глазах наших предков мистического содержания. Он надолго запоминался, и, когда такое же необычное небесное явление повторялось, суеверные люди были убеждены в том, что за ним должны наступить и те же несчастья.

Неправомерное сопоставление небесных и земных явлений сыграло далеко не последнюю роль и в возникновении лженауки астрологии.

Изучение естественных причин разных явлений - одно из важнейших заданий науки. При этом следует отметить, что прямое соотношение причины и следствия : из А выплывает В, вообще говоря, в идеализацией действительного хода событий. В природе подобная связь между явлениями в чистом виде не реализуется практически никогда. Даже самые простые явления связаны между собой и с другими явлениями бесконечно сложными и разнообразными взаимосвязями.

И все же в процессе научного исследования в большинстве случаев удается выделить ведущее соотношение, какое е определяющим, преобладает над другими. Именно такая идеализация и обеспечивает возможность практического изучения тех или других явлений природы.

Когда мы говорим, что материя двигается а материя неотделима от движения, то понимаем под этим не только самое простое механическое движение, но и любые более сложные его формы. Рух в широком понимании слова - это любое изменение вообще.

Современная наука изучает разные формы движения. Основные из них: физическая, химическая, геологическая, географическая, биологическая и социальная.

Рух материи подчинен определенным объективным законам - законам природы, то есть законам, которые не зависят от человека. Познавая их, человек формулирует законы науки, которые данные объективные законы природы отображают.

Еще древние философы на основе наблюдений за разными явлениями природы выражали мнения об общей необходимости, повторяемости и гармоничности мировых процессов. Тем же они пытались понять действительный ход естественных процессов, освободиться от мифологических представлений о причинах явлений.

Но только в XVII - XVIII столетиях в результате развития точных наук - механики, математики, астрономии - понятие закона природы начало приобретать конкретно-научное содержание. Этот период связан с именами Р. Декарта, III. Монтеск'є и П. Гольбаха. Однако в эпоху механистических представлений о природе, когда все явления сводились к механическому движению, законы природы фактически отождествлялись с законами механики.

Следующий шаг был сделан І. Кантом и особенно Г. Гегелем, который подошел к вопросу о законах природы с позиций диалектики. В частности, Гегелеві принадлежит определения закона природы как существенного отношения.

Но наиболее глубоко понятие о законах природы и их отображения в процессе познавательной деятельности людей было разработано в трудах многих материалистов, которые опирались при этом на новейшие достижения природоведения.

Законы науки отображают наиболее существенные, стойкие, нужные, главные связки между явлениями, которые определяют их взаимозависимость и взаимообусловленность, их последовательность, характер их хода. Да, закон всемирного тяготения определяет силу взаимодействия между разными телами в зависимости от их масс и расстояния между ними.

Любой объект, явление, процесс, любое изменение должен подчиняться определенным естественным законам. Каждый раз, когда в природе складываются те или другие условия, дальнейший ход событий будет происходить определенным образом, в зависимости от тех законов, которые этим условиям отвечают.

То, что реальный мир доступен научному познанию, убедительно свидетельствует в пользу существования объективных законов, а также является одним из важных аргументов в пользу материального единства мира.

А у принципа материального единства мира выплывает принцип единства законов природы. Принцип этот, однако, не следует понимать буквально. Единство законов природы не значит, что все объективные закономерности е универсальными и действуют всегда, везде и при любых обстоятельствах. Иногда придется слышать утверждение о том, что существует "химическое", "физическое" или "биологическое" единство мира. Говорят, например, что наличие в зорях и других космических объектах тех же химических элементов, которые известны нам на Земле, доводит "химическое" единство мира. Но такое утверждение неправильно. Никакого "химического единства мира" в действительности не существует. Химический состав разных космических объектов далеко не одинаков - он определяется конкретными условиями. То же касается и "физической", "биологической" и других "єдностей" миру. Настоящее единство мира, как отмечал еще Гольфбах, заключается в его материальности.

Что же касается единства законов природы, то и она заключается в том, что данные законы свойственны самой материи, самому материальному миру. Не существует законов, которые стоят над материей, оторванные от нее, установленные сверхъестественными силами. Конкретным выражением этого единства является всезагальність законов природы. Это значит, что при одинаковых условиях движение материи в широком понимании этого слова подчиняется одним и тем же законам.

Самый "глубокий фундамент науки, - отмечал знаменитый датский физик Н. Бор, - это уверенность в том, что в природе одинаковые явления наступают при одинаковых условиях".

Этот вывод справедлив и относительно Вселенной: в одинаковых условиях действуют одни и те же законы. Можно говорить об однородности Вселенной на уровне законов. Когда бы это было не так, то описание Вселенной в пределах современной физики вообще было бы невозможно. Именно однородность Вселенной на уровне законов обеспечивает применимость фундаментальных физических теорий к явлениям больших космических масштабов, в том числе к таким явлениям, что их мы на данном этапе развития науки не можем непосредственно наблюдать.

Поскольку все явления окружающего мира подчиняются определенным закономерностям, могут возникнуть ошибочные представления о том, что законы природы стоят над материей, что они существуют сами по себе, независимо от нее.

На опасность такого ошибочного вывода указывал одно время и Ф. Энгельс: ". законы, абстрагированные от реального мира, - писал он, - на определенной степени развития отрываются от реального мира, противопоставятся ему как что-то самостоятельное, как законы, которые появились извне, с которыми мир должен согласоваться":.

Человек не может устанавливать за своим желанием законы природы подобно тому, как она устанавливает законы юридические, изменять их или руководить ими. Однако, познавая объективные закономерности, человек может в определенной степени влиять на ход явлений природы. Создавая определены начальные условия, можно доставать заранее запланированные результаты. По существу вся технологическая деятельность человечества является сознательным созданием и комбинированием тех или других начальных условий, которые основываются на знании разных объективных закономерностей.

Зная, скажем, закон всемирного тяготения, человек может создать такие условия, при которых тяготение начнет производить полезную работу. Вынуждая потоки воды с помощью искусственно построенных плотин спадать из определенной высоты под действием силы земного притяжения, человек заставляет ее вращать турбины и приводить в действие генераторы, которые производят электрическую энергию.

Как еще один пример можно привести запуск космического аппарата до Месяца или планет Солнечной системы. Осуществив соответствующий обсчет, который основывается на знании законов движения тел в космическом пространстве, ученые предоставляют космическому аппарату определенную за модулем и направлением начальную скорость в определенной точке и тем же обеспечивают его движение по избранной траектории.

Подтвержденная всем колоссальным опытом природоведения, а также историческим опытом человечества убежденность в естественной закономерности всех без исключения явлений окружающего мира вступал в непримиримое противоречие с религиозно-мистическим представлением о чудесах - возможностях нарушения законов природы сверхъестественной силой.

История религии - это во многом история чудес. Вера в чудеса питала религиозные настроения масс, сковывала волю и сознание людей. Понимая это, церковь всегда поддерживала такую веру. "Тот, кто утверждает, - записано в постановлении Ватіканського собора 1870 p.- будто чудес не могут быть, следовательно, все сказания о чудесах, даже те, которые содержатся в святом письме, следует рассматривать как басни и мифы; что в истинности чудес нельзя с определенностью убедиться, и происхождение христианской религии не может быть достаточно убедительно доказано, - пусть будет подданным анафеме! " 1.

Наши предки чудесным считали все непонятное. Особенно сильное впечатление на человека производили такие явления, в основе которых лежали еще неизвестные науке формы существования материи, неизвестные естественные процессы. Электрические и магнитные поля, радиоволны, радиоактивные излучения существовали в природе и до того, как человек их открыл и исследовал. И не только существовали, но и предопределяли ряд явлений, доступных непосредственному наблюдению. Вспомним хотя бы огни Святого Ельма на мачтах кораблей, которые поражали воображение моряка, а в действительности являли собой невинный электрический разряд, одно из проявлений атмосферного электричества.

Другой пример: магнитные бури, которые вызывали растерянность у мореплавателей, когда стрелка компаса, взамен, чтобы указывать на север, начинала беспорядочно возвращаться. Разве могли мореплаватели прошедших времен знать, что причиной такого странного поведения магнитной стрелки являются процессы, которые происходят на поверхности Солнца и порождают могучие потоки заряженных частиц, которые вторгаются в земную атмосферу и возмущают магнитное поле нашей планеты?

Незнание естественных причин этих и многих других "таинственных" явлений природы, страх перед их неизвестными последствиями порождали представления об их сверхъестественном происхождении. Суеверные люди искренне верили, что причина таких явлений находится за пределами материального мира.

Мы не будем останавливаться на так называемых библейских и подобных им чудесах, а также на чудесах, которые фабрикуются специально для обмана верующих. Убедительному разоблачению таких чудес посвящена многочисленная и разнообразная литература.

Подойдем к вопросу о чудесах с несколько другой стороны. В процессе научного исследования природы человек время от времени встречается с такими ситуациями, когда новооткрытые факты или вступают в противоречие с теми или другими известными науке естественными закономерностями, с надежно установленными общепринятыми научными представлениями, которые хорошо зарекомендовали себя, или не достают в пределах существующих фундаментальных научных теорий удовлетворительного объяснения. Казалось бы, что в таких ситуациях имеется главный признак чуда : несоответствие хода того или другого явления существующим научным представлениям.

Возникает закономерный вопрос: или могут подобные ситуации свидетельствовать о том, что наука приблизилась к тому пределу, за которым вроде бы начинается сфера действия сверхъестественных сил? Возникают ли они из каких-то других причин, которые не имеют общего со сверхъестественным?

Прежде всего попробуем разобраться в том, правомерным ли является понимание чуда как нарушение законов природы? Да, когда бы сверхъестественные силы действительно существовали и своевольно нарушали бы закономерное течение явлений, такие нарушения были бы чудесами. Но из этого вовсе не выплывает, что любое нарушение законов природы является чудом. Здесь мы встречаемся с известной философской ошибкой, когда непонимание диалектического характера процесса познания ведет к тому, что приближение к пределам знаний о материи, которые существуют в данный момент, воспринимается в религиозно-идеалистичном плане как свидетельство существования нематериальных, сверхъестественных сил.

Дело в том, что материя бесконечно разнообразна и наши знания о ней всегда относительны. Иначе говоря, любая научная, в том числе физическая теория, какой бы фундаментальной она не была, имеет определенные пределы применения. Это значит, что в природе всегда существует область явлений, которые не могут быть описаны с помощью данной теории. И когда в процессе научного исследования оказываются факты, которые принадлежат к этим явлениям, они не могут достать удовлетворительного объяснения в рамках существующих знаний или даже вступают с ними в явное противоречие. Таким образом, в подобных случаях мы встречаемся будто с нарушением законов природы. В действительности же имеет место выход за пределы применимости действующих теорий. Выход, который каждый раз нуждается в их обобщении и развитии.

Иначе говоря, это значит, что новооткрытые факты, которые выходят за рамки известных законов и научных теорий, укладываются в более общие теории и подчиняются хотя и неизвестным в данный момент науке, однако существующим более общим закономерностям.

Таким является диалектико-материалистический подход к процессу познания природы, в основе которого лежит, с одной стороны, принцип материального единства мира, восприятия природы такой, которой она является, а из второго - признание бесконечного разнообразия мировых явлений и последовательного расширения и углубления наших знаний об объективных закономерностях, которые руководят этими явлениями.

Что же касается научных законов, то есть тех законов, с которыми мы встречаемся в физике, химии, биологии, астрономии и других естественных науках, то они, будучи отображением объективных законов природы, добытые в результате познавательной деятельности людей. Следовательно, научные законы являются объективными по своему содержанию и субъективными за формой.

Законы Кеплера - это первые открыты человеком фундаментальные законы, которые касаются небесных явлений.

На то время, когда ученики в соответствии с программой курса астрономии начнут изучать законы Кеплера, они уже будут знакомые с целым рядом важнейших законов природы, начиная с закона Архимеда и кончая многими другими законами физики.

Поэтому целесообразно, отталкиваясь от законов Кеплера, повести с учениками разговор о причинности и закономерности вообще и дать представление об этих понятиях с позиций диалектико-материалистической философии, а в связи Из Этим рассмотреть вопрос и о чудесах.

Трудность заключается в том, что изучение законов Кеплера происходит на одном из первых уроков астрономии и в распоряжении учителя еще нет наиболее поражающих и убедительных примеров они принадлежат по большей части астрофизике, которые могли бы стать иллюстрацией к общим положениям мировоззренческого порядка. Однако этого не следует бояться. Напротив, к общим положениям полезно периодически возвращаться в меру прохождения курса астрономии. Это не только будет повторением, которое поможет лучше усвоить и закрепить материал, но и покажет ученикам, что мировоззренческие выводы - это не общие декларации, которые повисают в воздухе, а положения, которые можно и надо применять для осмысления и глубокого понимания конкретных проблем природоведения.

В связи с этим мы еще не раз вернемся к вопросу о диалектическом характере процесса научного познания и соотношения относительной и абсолютной истины; в частности, при рассмотрении вопроса о революции в современной астрономии и нерешенных проблемах современной астрофизики.

Похожие статьи: